Начну с цитаты:
«Then Luthien stood upon the bridge, and declare her power: and the spell was loosed that bound stone to stone, and the gates were thrown down, and the walls opened, and the pits laid bare; and many thralls and captives came forth in wonder and dismay, shielding their eyes against the pale moon light, for they had lain long in the darkness of Sauron».
«Лутиэн же, стоя на мосту, объявила о своей власти, и пало заклятие, скреплявшее камни, рухнули врата и стены темниц, (и ямы вскрылись), вышли рабы и узники, смятенные, заслоняя глаза от лунного света, ибо слишком долго были они во тьме Саурона» (перевод Н. Эстель).
Этот момент в «Повести о Берене и Лютиэн» представляется довольно странным. Саурон передаёт Лутиэн власть над островом – и стены  рушатся, подобно тому, как много позже с падением Саурона падёт и Барад-Дур. Но темница на Тол-ин-Гаурхот создана отнюдь не чарами Саурона! Он лишь обратил в темницу построенный Финродом Минас-Тирит – который должен был прекрасно держаться и без сауроновских чар. Отчего же его камни оказались скреплены заклятьем?
Могло ли случиться так, что Минас-Тирит был разрушен при захвате, и Саурону пришлось восстанавливать его, скрепляя камни заклятьями? Маловероятно: ведь Саурон взял крепость с помощью «тёмного облака страха». По «Серым анналам», хотя решающую роль во взятии Минас-Тирита сыграла мощь самого Саурона, защитникам крепости пришлось прежде выдержать жестокий бой с его войсками:
«…Sauron  his lieutenant  (who  in  Beleriand  was  named  Gorsodh)  led  that assault,  and his hosts broke through and besieged  the fortress  of Inglor, Minnas-tirith  upon  Tolsirion.  And this  they took  after bitter fighting,  and  Orodreth  the brother  of Inglor  who held  it was driven  out». 
Если считать, что по версии «Сильмариллиона» во взятии Минас-Тирита также участвовало множество орков, а не только чары Саурона, то они могли разрушить крепость. Но зачем бы тогда Саурону насылать чары ради взятия уже разрушенного?
Неужели Саурон разобрал захваченную крепость по камню (или, скорее, велел сделать это оркам) и воссоздал с помощью чар? Это гипотеза выглядит очень странно – с какой целью Саурон стал бы это делать? Разве что если крепость Финрода иначе не поддавалась превращению в крепость тёмных сил и зачарованную темницу…
Но самая, на мой взгляд, любопытная версия, мелькает у Кристофера Толкина в комментариях к «Повести о Тинувиэли» («Книга утраченных сказаний») - правда, как несостоятельная:
«…for it cannot be thought to be the work of Felagund, who built the fortress, since if it had been he would have been able to pronounce it in the dungeon and bring the place down over their heads - a less evil way for them to die».
«Невозможно поверить, чтобы заговор был творением Фэлагунда, построившего крепость, ведь в противном случае эльф мог бы произнести его в подземелье и обрушить стены на головы себе и своим спутникам – такая смерть куда менее отвратительна» (перевод ТТТ).
Но если бы Финрод обрушил стены на голову Берена – разве это не было бы нарушением клятвы помочь ему? Обрести свободу таким образом тоже не удалось бы – пока рядом Саурон и волколаки. Кажется, таким образом видимое противоречие снимается, и остаётся некоторая возможность, что первоначальным автором «заклятья, скрепляющего камни» мог быть и Финрод. В этом случае Саурон лишь каким-то образом исказил это заклятье вместе с самой крепостью, когда превращал её в «сторожевую башню Моргота и заполнял злом». Сумеет же он позже причинять страдания и подчинять волю с помощью вовсе не предназначенного для этого  палантира.
Правда, подобное объяснение тоже представляется странным. Но странной и труднообъяснимой является и сама ситуация…